пятница, 8 августа 2014 г.

Трансформеры: Эпоха вымирания


Отсутствие чувства меры — характеристика «Трансформеров», кочующая из фильма в фильм. Студийные приборы для определения чувства меры выносят на помойку, обоссывают, обливают бензином и поджигают, как только в павильон входит Майкл Бэй. Годах в тридцатых прошлого века его бы обожествляли за страсть «наебнуть вижуальчика». В первой половине века нынешнего Бэя ненавидят: в мире, пресыщенном киношными визуальными эффектами, режиссёр не ко двору, как торговец сахаром в палате для диабетиков. Нет, в кассу регулярно заносят миллионы и даже миллиарды бескровно заработанных долларов: зритель знает, на что идёт, но платит, чтоб поплеваться. Это сегодня в трендах. Первая, вторая, третья, четвёртая часть — «Миша, всё хуйня, давай заново».


Я пропустил третью часть «Трансформеров». Я смотрел первую, смотрел вторую. Мне нравилось. Там была концентрированная красота мира. Все пацанские ценности в одном флаконе. Тёлки с обложки Плейбоя сверкали формами. Тачки, на которые среднему зрителю «Трансформеров» не заработать за три жизни, разлетались в хлам. Там были взрывы. Там были драки. Там были огромные боевые роботы. Повзрослевшему ребёнку родом из девяностых, росшему на пиратских кассетах с боевиками Сталлоне, Шварца и мистера Чана, ничего больше не надо от развлекательного фильма, поверьте. Одна деталь сводила меня с ума: я не понимал, чем одна часть отличается от другой. Поэтому третью спокойно пропустил. А на четвёртую сходил. И, знаете… В общем, теперь есть три фильма, между которыми я не нахожу различий. Ни одного.

«Трансформеры» пронеслись сквозь мою башку летящим под откос пылающим составом, к чертям вырубая рецепторы и функции мозга. На двадцатой минуте отключилось логическое восприятие. На тридцатой отключился тот мозговой нарост, не помню его названия, что отвечает за восприятие визуальных эффектов. Но то была лишь пятая часть состава: он летел сквозь опустевшие стенки черепа ещё добрых два часа.

Фильм пестрит ляпами, нестыковками, нелогичностью и заплатами. Он словно стыдится сам себя, и даже если выдаёт нечто неожиданно злободневное (вчерашние соратники становятся кровными врагами, бывших друзей сегодня убивают под присмотром вездесущих телекамер — что тут добавить?)-то понимаешь: он не нарочно сумничал. Он сам не понял, что сказал. Он сам пугается сказанного и выкидывает очередную заполненными взрывами лезгинку, чтобы скрыть замешательство.

Визуальные эффекты, за которые так ругают «Трансформеров» вместе с Бэем, это фасад. Изнанка, скрывающая внутреннюю пустоту. Качественная пустышка остаётся пустышкой. И зритель это чувствует — даже если не всегда осознаёт. Внутренний голос всё равно бунтует и кричит: почему три часа нам что-то говорят, но так ничего и не рассказывают?!! Ты вроде получаешь зрелищ на все деньги, но всё равно чувствуешь себя обманутым.
Почему?

Где-то в глубинах моей памяти есть тихое кладбище. На нём много могил, всё это — могилы погибших персонажей. А в самом дальнем углу есть самый старый гранитный камень: под ним покоится Оптимус Прайм, погибший в оригинальном мультфильме. Для тогдашнего меня эта неожиданная смерть стала потрясением. Я тогда не знал, что герои умирают — в моём представлении, добро всегда побеждало. Не умирали даже злодеи. Посрамлённые, они уползали в свои норы зализывать раны. А если и умирали, то по-диснеевски скромно. Упал в пропасть и нет его. И кто знает, может выжил и ещё появится в продолжении.

Оптимус Прайм умирал по-настоящему, на глазах у зрителей, истекал отчаянием из боевых ран. Это, конечно, повлияло на меня дальнейшего, не могло не повлиять. Первое, можно сказать, столкновение с реальной жизнью — в мультфильме про гигантских боевых роботов, созданном на основе серии игрушек.


Новые «Трансформеры» рассчитаны на более старшего зрителя. Однако там нет умирающего Прайма, там есть лишь визуальная лезгинка. Это не хорошее кино. Это не плохое кино. Это подделка под кино.

Когда подделка выйдет в домашний прокат, я куплю на чёрном рынке маленькую живую обезьяну. Я прикую её к креслу и включу «Трансформеров». По очереди все части. Первую, вторую, третью, четвёртую. Подряд. Друг за другом. Без пауз.

Станет ли обезьяна человеком?

4,5/10 - дорого, ураганно, затянуто, пусто

Комментариев нет:

Отправить комментарий