среда, 12 ноября 2014 г.

Жертвам научной фантастики: куда смотреть в фильме Interstellar


Раз пять брался написать рецензию на Интерстеллар. Ничего не получилось.
В конце концов понял, что хорошую рецензию на него написать невозможно: писать надо минимум три. А то и все пять. Потому что из темы в тему фильм кидает, как рыбацкую лодочку в шторм. Такой себе jack of all trades, master of no one.
Но споры вокруг не утихают, а говорят всё как-то не о том да не про то. Поэтому - под катом мнение.
И предупреждение о спойлерах.



1. Фильм состоит из трёх частей. Все три — совершенно законченные. То есть, настолько, что их можно показывать отдельно. Или распилить на части, превратив в телесериал.

Части неравномерны. Их качество различается, как различается качество формы Adidas и китайской Abibos. Поэтому при попытке говорить о фильме как о едином целом получается ерунда.

100% рецензий на фильм — полная ахинея: какая часть сильней бросилась рецензенту в глаза, про ту он и пишет. Не исключено, что читателю в глаза бросится совсем другой «эпизод». Он читает рецензию и спрашивает: что за хуергу ты тут понаписал? Справедливый, кстати, вопрос.

Хорошо это или плохо? Выстраивалось бы в одну линию — было бы хорошо. Но тут не выстраивается. У нас есть крутая драма про родителей и детей, есть крутая классическая фантастика про романтику первооткрывательства, и есть сведение всех сюжетных поворотов к богу из машины и роялю, скромно выглядывающему из-за кустов.

Поэтому — плохо.

2. Продолжая тему: у фильма плохой сценарий. Постановка прекрасная. Смысловой посыл — и внешний, и внутренний — на «отлично». Сюжет неплох (особенно в сравнении со старым, спилберговским вариантом: говорят, там вообще разумные китайские боевые роботы и 4000-летняя космическая станция).

А вот сценарий — плохой.

Здесь очень незамысловатые диалоги. Фраза, которую хочется цитировать, одна. На весь фильм.

Здесь очень плоские персонажи. Многие из них выполняют ровно одну функцию, после чего без объяснений удаляются из кадра.

Вот сын Купера. В фильме играет роль контрпримера отцовства: вот Купер ради семьи улетает без объяснений в неведомые дали, вот его сын уже ради своей семьи даже из дома выйти не хочет. Но после ключевой сцены он просто исчезает. Выбрасывается, как ненужный мусор.

Вот тесть Купера. Зачем он здесь, кроме одного ключевого диалога где он тоже выступает в качестве противовеса главному герою? Низачем, выбрасываем.

Вот папаша-Бренд — проконсультировал по поводу физики — выброшен.

Вот его дочь-Бренд, которая тоже всё время находится где-то на грани раскрытия: словно сначала её ввели для обязательной любовной линии, но потом тему сменили, а персонаж остался болтаться.

Вот пара астронавтов, которые как-то тихо исчезают из кадра, не успев толком ничего сделать.

Вот чуть более важный негр-астронавт с удивительно крепкими нервами: под 30 лет проболтался в, фактически, одиночной камере посреди бескрайнего нигде (при том, что он космоса боится — и сам в этом признаётся ранее). И — ничего, с ума не спрыгнул. Шлюз не открыл, на галстуке не повесился.

Вот эпизодический злодей, выведший экспедицию в космос потому что со страшной силой боялся вообще всего. Какая мотивация, а?

В общем, объём тут есть только у одного персонажа — у Купера. Ну и раза в три меньше объёма у характера его дочери. Характеры остальных действующих лиц выписаны так плоско, что в профиль их даже и не видно.

Подчеркну: это не делает фильм плохим. Но это делает его хуже, чем могло бы быть.

3. Не слушайте тех, кто рассуждает про научную достоверность — или недостоверность. Она тут вообще не важна. Она только отвлекает от главного.

Потому что история тут ставится выше достоверности. Как и во всякой хорошей фантастике (я имею в виду литературу), научные гипотезы и факты здесь нужны для создания фона. Для декораций. Для объяснения правил придуманного мира. Цель же, как правило — рассмотреть человека в определённых обстоятельствах.

И, как и во всяком художественном произведении, если достоверность начнёт мешать цели, её ничтоже сумляшеся пошлют по пизде. Ровно так, как это происходит в «Интерстелларе». Достанут рояль, извлекут из машины бога, вспомнят про константы и переменные, упомянут про it’s magic, прикрутят существ из пятого измерения, либо ограничатся самым простым из возможных объяснений: because fuck you, that’s why.

В итоге человек, который пришёл в кинотеатр с грузом ожиданий, обманется. И вместо осознания послания фильма, бросится рассуждать про достоверность — или недостоверность. То есть, не так и не про то.

Не повторяйте этой ошибки.

На руке себе вытатуируйте фразу: это не документалка, это художественное произведение. И в процессе просмотра поглядывайте на руку, чтобы вспомнить.

Memento, если вы понимаете, о чём я.

4. После всего вышесказанного: это действительно мощная и атмосферная фантастика. Конфликт между стремлением человека к возвышенному и его же стремлением к простому мещанскому счастью достигает апогея во время высадки на первую планету.

На экране в этот момент открывается окно. В окне показывают великое, непознанное, необъятное. Джеклондонское белое безмолвие и бескрайнюю нетронутую красоту. Атмосфера приключения окутывает зрительный зал.

Сам зритель на фоне этого окна становится маленьким и незначительным. В голове у него в этот момент стоят весы, где на одной чаше — великое, а на другой — его собственная жалкая жизнь, пивное брюшко и жопа, мелочное блядство и прочий быт. В голове у него огненными буквищами пылает надпись «Юра, мы всё просрали!», а по щекам текут слёзы.

Потому что за проёбанное всё — науку, человечество, высокие идеалы и собственную жизнь — становится стыдно.

В этом, скажем пафосно, послание фильма человечеству.

Ради этого стоит смотреть «Интерстеллар», претерпевая хреновые диалоги, пустых персонажей, недописанные линии и чуваков из пятого измерения.

Это, скажем, как сутки трястись по бездорожью, вконец измотаться, оголодать, замёрзнуть. Приехать на место, выйти из машины на затёкших ногах, увидеть невероятной красоты пейзаж и протянуть: «Суууукаааа, как охуиииительнооо!»

5. Как писал Лем в своём «Солярисе»: «Человеку не нужен космос. Человеку нужен человек». Так и здесь: в конечном итоге, невзирая на возвышенное, побеждает мещанское счастье. Семья, дети, родители.

Сначала — та самая фраза про «родители — это воспоминания их детей». Это признание родительской любви к детям: мол, мы для вас сделаем всё, что угодно. Только любите нас. Только помните нас.

Затем — прекрасное стихотворение, посвящение отцу: «не уходи безропотно во тьму». Здесь — признание детей в любви к родителям. Мы ценим. Мы любим. Мы помним. Собственно, во многом фильм — экранизация стихотворения.

Вместе — это послание лично тебе, зритель. Написанное между строк, но жирным шрифтом.

Стоило ли ради этого огород городить? Конечно стоило. Стоит ради этого смотреть фильм? Конечно стоит.

Как говорил Шнур в «Дне выборов» в ответ на просьбу выкинуть строчку из песни: «Ты что? Да ради неё всё и писалось!»

1 комментарий:

  1. Хорошо написано.
    Я для себя заметил, что точно так же как Мерф теряла веру в отца, точно также я терял веру в Нолана. И точно так же как Мерф в финале смогла разрушить сомнения, вновь полюбить, перестать ненавидеть отца, я так же Нолан реабилитировался для меня.
    Для меня это какой-то новый, ранее не виданный, пласт в кино. В общем я такого раньще не переживал, и мне в итоге понравилось.

    ОтветитьУдалить